Devona_Shade
Усталые тараканы говорили: "Угомонись, вспомни, сколько тебе лет!". А шило в попе отвечало: "Нафига-а! Жизнь только начинается"
Название: Про самого мелкого орденца
Автор: Devona_Shade
Персонажи: Каин, Исаак, Дитрих
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, приключения
Размер: миди
Статус: закончен
Описание: Путешествуя по Европе, Исаак и Каин ищут разные диковинки погибшей цивилизации.
Публикация на других ресурсах:Только с моего разрешения
Примечания автора: давно хотела это написать )))
Дисклеймер: Все права на мир и персонажей Trinity Blood принадлежат наследникам Есиды Сунао (компании Kadokawa)

Глава третья.

Монастырские ворота медленно раскрыли створки, не издав ни единого скрипа. Рыкнул мотор, посылая машину вперёд. Каин высунулся из кабины, разглядывая мощные стальные полосы на дубовых досках, хитрую систему запоров, два ворота, управляющие сворками. Обычно в них запрягали какое-то животное, судя по высоте – ослика или пони, но сейчас их вращали полуголые мальчишки, по двое на колесо.
- Забавный у вас привод, - заметил он монаху-привратнику, пока Исаак размещал машину под плетёным навесом.
- Это городские мальчишки. Отцы их частенько приводят к нам, перевоспитание, значит.
- На перевоспитание? – Каин приподнял одну бровь, - Они не ходят в церковь? Или стащили кружку с подаянием?
Но монах шутки не понял.
- Дак-ть, разное бывает. Бывает, богохульствуют, или хулиганят, или, и правда, стащат чего, значит. Что с ними делать? Выпороть? Ну выпорет отец раз, ну второй. А потом? Не отдавать же парнишек городскому палачу, в самом деле? Вот и придумали сюда водить. А отец Антоний на них епитимьи накладывает, чтоб исправлялись, значит.
- Мда. И, любезнейший – многие исправлялись?
- Многие, брат мой, - закивал монах, - Многие, почти все.
- А что случалось с теми, кто не исправлялся?
- Такие снова возвращались сюда. И исправлялись.
- А неисправимые вам не попадались?
Монах рассмеялся – зубы у него были отвратительные, многих не хватало.
- Да нет, таких, значит, и вовсе не было. Кстати многим так нравится наш монастырь, что они оставались с нами. Вот брат Йохан, что сейчас спешит к нам – один из наших «птенцов».
Каин перевёл глаза на мальчишку, - на вид не больше пятнадцати, невысокий, но отлично развитый подросток. Не похоже, чтоб он сильно самоистязался постом и прочими аскетизмами.
- Личный секретарь аббата, ммм?
- Отца Антония? Боже сохрани! Нет у нашего настоятеля секретарёв. Брат Йохан всё больше при кузне. Да и отец Дарий, наш тренер, тоже им доволен. Мир тебе, брат Йохан!
- Мир тебе, брат Борис. Мир вам, господа охотники, - мальчик поклонился собрату и гостям.
- Благословите, отче, – Исаак первый склонил голову и крусник последовал его примеру.
- Господь благословит. Велел отец-настоятель мне сопровождать вас, показать вам комнаты в странноприимном доме, это там, - мальчик махнул рукой, -И отец Антоний ждёт вас у себя на трапезу.
- Мы обязательно будем.
- Препоручаю наших гостей твоим заботам, брат. Мир вам.
С этими словами привратник вернулся к своему напарнику у ворот, а «охотники» последовали за подростком.
Каина позабавило, что гостиница для всяких светских личностей, вроде них, находилась между внешней и внутренней стеной монастыря, якобы, чтоб миряне не мешали благочестивым делам доминиканцев. И, в случае штурма, попали первыми под огонь врагов.
А вот транспортные средства, господа гости, извольте у ворот оставить. Наверное, чтоб быстро сбежать не могли.
Навстречу им попалось монастырское стадо коз и ещё один полуголый мальчишка, аккуратно убирающий за животными их «орешки». На торсе мальчика явственно виднелись следы от плети, старые и свежие.
- Почему перевоспитанники ходят в таком виде, отче? – спросил у монаха Каин.
- Я пока что не принял постриг, - смутился тот, - Так что пока не «отче». А что до других послушников – это часть их послушания.
- А плети? Наказание провинившихся? – Каин кивнул вслед мальчишке.
Юный послушник глянул крусника так, словно тот ляпнул какую-то непристойность.
- Самобичевание, господин охотник, очищает душу. И не особенно вредит телу.
- Скажи, а много их?
- Тех, кто перевоспитывается? Около десяти.
- А самому младшему сколько лет?
- Пожалуй, лет десять .
- А живут они где? За той стеной?
- Ну, те, кто перевоспитался– в кельях, а кто нет пока – в приюте. Кельи там и приют там же.
ОН кивнул на внутреннюю стену.
**
«Гостиницу» перестраивали не раз и не два. Когда-то она была вычурна и прекрасна, с лепными украшениями, остроконечными башенками и большими окнами. Теперь от былой роскоши осталось немногое: левое крыло, кусок надвратного барельефа и одно круглое окно с цветной мозаикой. Каин равнодушным взглядом скользнул по свежеокрашенным стенам и отвернулся. Жильё его интересовало в самую последнюю очередь, всё равно большую часть времени он проводит в капсуле. Пока Исаак устраивался, наверняка заполнял какие-то сверхважные бумажки, крусник был предоставлен сам себе. В стене, отделявший странноприимный дом от монашеских келий, были проделаны ворота, не такие огромные, как входные, но тем не менее – ворота. Запертые.
Каин походил вокруг, как бы невзначай, зашёл на территорию монастыря через распахнутую калитку. Никто не обратил на пришельца внимания. Если верить Исааку, скоро обед, по-местному – трапеза, но пока что работа кипит ключом. Несколько монахов возилось в небольшой оранжерее, ещё двое вставляли разбитое окно, двое мели монастырский двор. Каин закрыл глаза, прислушиваясь – где б мальчик не был, хоть в подвале, хоть на колокольне, стоит ему заплакать - крусник услышит его. Голову наполнил шум: гул голосов, стук, шарканье, шелест, вой, царапанье. Но плача не было. Попытка вычленить из общего гула голосок маленького ребёнка тоже ни к чему не привела.
Топ, топ, топ… Чужие шаги эхом отдавались в голове, и Каин позволил Ноль-Первому снизить уровень восприятия.
- «Давно отверженный блуждал В пустыне мира без приюта», - прошелестел рядом голос Исаака, - Всё в порядке, мой господин.
- Ты нашёл мальчика?
- Нет, пока нет. Но я устроил нас в гостинице.
- Я тоже не нашёл мальчика. Я его не вижу и не слышу. Такое чувство, словно детей здесь нет.
- Думаю, сегодня мы всё узнаем. Вы же помните о трапезе?

Глава четвёртая.

Гостеприимство отца Антония, как оказалось, распространялось далеко не на всех странников, переступавших порог монастыря. И даже не всякий церковный чин удостаивался личной трапезы с аббатом. И брат Йохан, уверившись, что в обитель явились действительно важные гости, старался всячески угождать «охотникам». Пока они шли через обширный монастырский двор, парень успел многое рассказать о быте монахов и обычаях, царивших в обители. Он вообще болтал без умолку, прерываясь только на редкие глубокие вдохи. Истории, впрочем, были довольно однообразными. После пятой Каин заскучал и перевёл голос юноши в фон, при этом чутко прислушиваясь к происходящему вокруг.
- …так значит, ваш настоятель ещё и экзорцист?
- О нет, нет, что вы! Экзорцист у нас отец Винсент.
Каин вздрогнул. Кажется, Исаак нашёл драгоценное зерно в информационном шуме.
- И часто случаются одержимости?
- Редко, всё больше болезни или наговоры. Да совсем недавно лечили девочку с эпилепсией. Гадкая болезнь! Но намного сложней оказалось убедить родителей, что их дочка просто больна, а не поражена бесом.
- Но были ведь и одержимости?
-Нуууу... Об этом не следует болтать.
- Вот как? Это тайна?
- Излечение от бесов есть Таинство Господне. Ну, идите, вам туда.
Брат Йохан пропустил их вперёд, а сам остался.
Внутри было светло благодаря множеству свечей. За столом сидели сам аббат и несколько священников, видимо, из самых доверенных лиц. Охотники дружно склонили головы.
- Благословите, отче.
Настоятель встал и перекрестил обоих.
- Господь благослови. Садитесь.
У святого отца-настоятеля оказались очень умные глаза, совершенно не соответствующие гориллообразному лицу с низким лбом и тяжелой челюстью. Впрочем, этого следовало ожидать. Не мог дурак так хорошо всё обустроить.
- Типичный неандерталец, - едва слышно произнёс Исаак.
- Опасный неандерталец, - отозвался крусник. Доктор кивнул – он уже успел познакомиться с градацией полковника по степени опасности. Самый высокий ранг присваивался людям с недюжинным интеллектом, какими бы уродливыми, больными, хромыми или старыми они не были.
- Выжившие среди кроманьонцев должны быть чертовски опасны, - согласился врач.
Между тем аббат благочестиво сложил руки, вознося молитву. Каин подумал, что такими руками можно задушить разъяренного аллигатора. Совершенно не напрягаясь. Судя по шрамам, настоятелю не раз приходилось это делать.
**
Мальчик несколько раз низко поклонился и сел прямо на пол. Маленький, худой, жалкий. И грязный, о чём свидетельствовало обоняние.
- Это ваша метода перевоспитания? – приподнял брови Каин. И подумал, что победа досталась слишком уже легко, словно настоятель сразу понял, зачем сюда явились гости.
- Отрок должен знать своё место в жизни. А этот отрок решил, что он – Господь Бог и может делать с Божьими твореньями всё, что ему заблагорассудится.
Каин наклонился вперёд, рассматривая мальчика. Тот украдкой взглянул в лицо круснику и тут же опустил голову. У него оказались длинные и пушистые ресницы. О таких говорят – «покоритель женских сердец» . Кто знает, сколько их нанижется на каждую из ресничек? Воистину, не стоит оставлять церковным садистам такое чудо.
Исаак подошёл к мальчику, присел перед ним. Положил руку на плечо. Мальчишка вздрогнул и сжался.
- А можно задать ему несколько вопросов, святой отец?
Тот благожелательно кивнул.
- Скажи мне, мальчик, как тебя зовут?
- Дитрих.
- Дитрих фон…
- Дитрих, - тихий вздох, - Фон Шеффер.
- Веруешь ли ты в Бога Единого, отрекаешься ли ты от Дьявола?
- Да, господин, верую и отрекаюсь.
Мальчик быстро перекрестился и поклонился, уткнувшись лбом в пол.
- А можешь ты нам показать то, чему тебя обучил отец?
Дитрих вскинул голову – медовые, с золотыми искорками, глаза бегали испуганными мышатами, ища на лице доктора… Что? Насмешку, издёвку, жадный интерес? Каин, наблюдавший со стороны, так и не успел это понять – мальчик снова уставился в пол.
- Я… отрёкся. Как повелел отец Антоний. И отец Марк.
- Отец Марк – это…
- Мой духовный наставник,
Исаак кивнул.
- А почему нельзя?
- Ибо не следует, - мальчик неожиданно хлюпнул носом, - Творению Божьему считать себя выше других и причинять вред другому творению.
- А как же вампиры? Разве отец Антоний не борется с ними, как надлежит истинному христианину?
Дитрих насторожился. Его маленькая спина вдруг напряглась, словно парнишка хотел вскочить и удрать.
- Вампиры – они суть… Суть… Творения Дьявола?
Мальчик оглянулся на священника, ища поддержки. Тот кивнул. Ну ещё бы, подумал Каин. Инквизиторы на пенсию не выходят.
- Видишь ли, Дитрих. Мы с герром фонКемпфером как раз занимаемся поиском и уничтожением вампиров. А твои замечательные способности сильно помогли бы нам. Что скажешь?
- Но… Но… - мальчик чуял ловушку, инстинктивно, как чует капкан зверь, но ему не хватало ни опыта, ни житейской мудрости, ни сообразительности понять, в чём она состоит. Впрочем, ловушка была вовсе не на этот крохотный немытый комочек плоти, и, похоже, молчащий инквизитор это понял. Его настроение разом изменилось, и теперь напоминало поле перед грозой – тучи уже собрались, трава легла, но первого раската грома ещё не было.
- Но мои способности – от Дьявола!
- Твои способности – от науки, - неожиданно заговорил настоятель, и Каину почудились в его голосе те самые громовые раскаты, с которых начинается гроза.
- Да, но… Но… - мальчик мучительно пытался что-то вспомнить, как будто бы плохо выучил урок и теперь не знает, как выкрутиться перед строгими экзаменаторами,
- Но в этом-то и кроется Дьявол! – Дитрих буквально просиял.
- Именно в искушении, постигшем учёных, и кроется нечистый умысел. Ибо Враг Человеческий ведает жадностью, в том числе – жадностью к знаниям, и он же, Враг, ведает сомнениями, - мальчик оттарабанил это быстро и чисто, облизнул губы и перевёл дух.
- Однако даже апостол Фома сомневался, - едва слышно, скорее для себя, чем для кого-либо, заметил Исаак.
- Иди, Дитрих, ты свободен. Ты молодец.
Мальчик снова поклонился и исчез со скоростью призрака перед рассветом. Каин обменялся с Исааком быстрыми взглядами – похоже, этот тур они проиграли.
- Теперь воочью вижу вашу знаменитую методу, - медово улыбнулся настоятелю Каин, - Мальчик, похоже, действительно всё осознал.
- Это очень хитрая маленькая бестия. Он сразу понял, что от него хотят господа охотники, - вступил в разговор отец Марк, красивый священник, сидевший справа от аббата, а инквизитор многозначительно кивнул Каину.
- Думаю, просить вас о разрешении на эксперимент с мальчишкой глупо, не так ли?
- Вы очень хорошо всё понимаете, герр Найтлорд. Приятно с вами иметь дело.
Грозы не случилось, но тучи так и не развеялись. Им не верят ни на йоту. Ну что ж, раз приказа убираться из обители в течение часа не будет, значит есть время для манёвра.

@темы: фанфики, Орден, Каин, Исаак, Законченные работы, Дитрих, Devona_Shade