Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:50 

Devona_Shade
Усталые тараканы говорили: "Угомонись, вспомни, сколько тебе лет!". А шило в попе отвечало: "Нафига-а! Жизнь только начинается"
Название: Про самого мелкого орденца
Автор: Devona_Shade
Персонажи: Каин, Исаак, Дитрих
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, приключения
Размер: миди
Статус: закончен
Описание: Путешествуя по Европе, Исаак и Каин ищут разные диковинки погибшей цивилизации.
Публикация на других ресурсах:Только с моего разрешения
Примечания автора: давно хотела это написать )))
Дисклеймер: Все права на мир и персонажей Trinity Blood принадлежат наследникам Есиды Сунао (компании Kadokawa)

Глава первая.

В воздухе отчётливо пахло гарью. Машина затормозила, последний раз подпрыгнула на кочке и остановилась.
- Мы уже прибыли, Исаак? – из салона, который в прошлой жизни был предназначен для перевозки гроба, высунулась светловолосая голова пассажира. Водитель, прежде чем ответить, задумчиво закурил, потом заметил:
- Думаю, мы опоздали, мой господин.
Светловолосый кивнул – он уже и сам всё понял.
Огонь давно уже погас, но горький запах ещё долго будет ощущаться, до ливней поздней осенью.
- Подъедем поближе.
Мотор заурчал, машина, попадая в тележную колею то одним, то другим колесом, двинулась вперёд На сонце блеснула яркая эмблема Братства охотников на вампиров, - золотой крест, в основе которого – меч .
Появление чёрного катафалка жители небольшого городка восприняли как нечто само собой разумеющееся, на улицах вежливо уступали дорогу, уводя в сторону подводы и лошадей. На вершину холма, к сгоревшему поместью, Исаак не поехал, вместо этого завернув к церквушке, явно старинной и удивительно нарядной, похожей на невесту в домотканых кружевах. У ворот, на теплой брусчатке, грелись трое нищих – лучший источник информации во всём городишке.
Мелкие монетки, сверкнув на солнце медными боками, зазвенели, рассыпаясь по мостовой, и тут же исчезли в жадной ладони, завёрнутой в тряпьё.
- Благодарствуйте, господин хороший, - прогнусавил попрошайка, кося из-под козырька лукавым глазом.
– Как тут у вас с вампирами и оборотнями? – Исаак вышел из машины и опёрся на блестящий чёрный капот.
- Да никак. Не озорничают. Настоятель обители святого Георгия – известный борец с бесами и вампирами, бывший инквизитор.
-Давно ли был пожар?
Нищий сразу смекнул, о каком пожаре речь.
- Недели две тому назад сгорел, сразу после Успения Пречистой Девы.
- Сам сгорел?
-Не знаю, не ведаю. Может, и сам, герр фон Шеффер был учёный, образованный, много странных вещей делал. Например, молнию укрощал.
Нищий вскинул голову кверху, Исаак проследил за его взглядом – к шпилю, который заканчивался крестом, было прикручено некое устройство, с земли казавшееся неясной чёрной точкой.
В пальцах, затянутых в чёрную кожу, появилась крупная серебряная монета, и глазки нищего нет-нет, да и пробегали по её блестящей грани.
- Часто экспериментировал, да? Важные люди к нему ездили?
- Ну да. Частенько.
- Кто чаще всего?
- Ээээ, мы люди не учёные, откуда нам знать?
Монетка вдруг вывалилась, блеснув идущей на нерест форелью, но жадной лапке, метнувшейся наперехват, не досталась. И непостижимым образом вновь возникла между чёрных пальцев.
- Как они выглядели, эти учёные мужи?
- Как? Как учёные мужи. Один приезжал в карете, двое – на своих автомобилях, а ещё один – и вовсе в странной таратайке.
- Кто был последним?
- Тип на коричневой машине, с завитками и коронованным гербом.
- Пожар случился сразу после его отъезда?
- Он не уезжал.
Лицо незнакомца осталось бесстрастным. Он чуть-чуть сместился и закрыл собой солнце. Бродяжку это вполне устроило – теперь не приходилось щуриться, разглядывая собеседника.
- И после пожара не уехал?
- Не-ет.
- Расскажи о пожаре.
- Так я же сказал – не…
Нищий вдруг ощутил, словно земля разошлась под ним, и он проваливается на дно глубокого колодца, прямо в Преисподнюю. Миг – и стены серой тьмы сомкнуться над ним.
- Ты врёшь мне – голос исходил со всех сторон, словно в соборе во время службы, - Кто сжёг поместье герра фон Шеффера?
- Ааааа! – нищий замахал руками, отгоняя введенье, - Сгинь, сгинь, нечистый!
- Кто сжёг поместье?! – голос резал, как ножом, причиняя боль.
- Слуги! Их дети, мужья и жёны! Дьявол! Дьявол поселился там, герр фон Шеффер со своими учёными друзьями вызвали самого Дьявола!
- Кто руководил ими?
- Конюший Шульдих! Дьявол забрал его жену.
- А управляющий?
- Убит!
- Бумаги?
- Сгорели. Люди искали книгу заклинаний, не нашли и сожгли всё!
- Хозяина и семью убили?
- НЕТ! Они все уже умерли!
Небо исчезало, схлопываясь всё сильнее, остался лишь пятачок, размером не больше монеты.
- Отчего они умерли?
- Дьявол пожрал их души, и тела, лишенные Благодати Господней, перерезали друг друга!
- Никто не выжил?
- Никто. Кроме сына хозяина, Дитриха. Мальчик пел «Аллилуйя» и Дьявол отступил от него.
- Сколько лет мальчику?
- Шесть. Нет, семь!
- Где он сейчас? Дитрих где?
- В приюте при монастыре святого Георгия! Господи, помоги!!
Нищий вытянул руку, словно хотел перекреститься или схватить крохотный клочок ускользающего неба, и вдруг ощутил в руке прохладу и твёрдость металла. Пальцы скользнули по королевскому профилю, выбитому на аверсе – полновесная серебряная марка.
Он тряхнул головой – вроде бы всё на месте. Жаркое осеннее солнце, нагретая плитка, запах ладана, пыли, кожи и бензина. И охотник на месте, смотрит без улыбки. Монета тоже на месте. Попрошайка побыстрей спрятал её в складки одежды – вдруг отберут.
- Вот всё, что знаю, господин хороший.
Он кашлянул – горло пересохло, словно он долго говорил, может, даже кричал. А ведь охотник задал всего-то пару вопросов.
**
- Ибо гнев народный слеп, глух и тёмен. Бисмарк, - процитировал Исаак.
- Не похоже, чтоб здесь сохранилось хоть что-то по «Арфе». Боюсь, эта нить оборвана, Исаак.
Каин рассеянно бродил среди обгоревших остатков гостиной.
- Здесь была стрельба, - его пальцы скользнули по закопченной балке, ощупывая отверстие, - В кого ж они стреляли – в Дьявола?
- Если верить научной статье вон Шеффера, - Исаак стряхнул пепел на остывшие головешки, - «Орфеева Арфа»* способна заставить человека увидеть или почувствовать то, что желает оператор «Арфы». Кто знает, возможно, хозяин включил её, чтоб показать фон Шлоссенбергу своё новое детище, но неверно задал уровень или радиус воздействия.
- Может, может, всё может… Фон Шлоссенберг – это тот самый тип из Королевской Академии, на машине с гербом?
- Да, тот самый, мой господин. Остов его машины Вы можете увидеть возле гаража. Там, на заднем дворе.
Он наклонился и поднял что-то.
- Может, поболтать с этим конюшим, а? И с мальчишкой?
- Мальчик ничего знать не может. Вы же слышали, мой господин – он так испугался, что запел церковный псалом.
- Испугался, да, Исаак? Испуганные дети обычно прячутся под кровать, а не поют.
- Со всем уважением к Вашему опыту, мой господин, дети, с детства воспитанные в вере, увидев страшное, скорее будут молиться, и творить крёстные знамения, чем прятаться.
- Тогда с конюшим.

Глава вторая.

Конюший совершенно не желал общаться с приезжими охотниками, но Исаак был настойчив. Они пошли в дом, Каин ждал, рассеянно глядя сквозь прозрачное стекло в клёпанную сталь крышки. Он совершенно не сомневался в способностях герра доктора, как он в мыслях называл Исаака. Вообще-то врачей полковник не любил, и старался держаться от них как можно дальше, но герр доктор обладал странной притягательностью. Которую, наверняка, сейчас на себе ощущает конюший. Кстати, что-то они долго.… Чуткие уши не улавливали ни шагов, ни шелеста разговора – во внешнем мире всё было тихо. Делать в капсуле абсолютно нечего, мысли бродили сами по себе, как им хотелось. Выдумка с гробообразным ящиком, оббитым багровым сукном и богато украшенным стальными полосами, с эмблемой Братства на крышке , была просто великолепной. Ни у одного таможенника или полицейского не возникло вопросов, что же, собственно, в ящике. Конечно же, освященное оружие, это ясно любому деревенщине. До сих пор никто не рискнул требовать поднимать крышку. Впрочем, что бы им сказал вид стандартной медкапсулы? Абсолютно ничего. Опять несли б какую-то чушь о коконах гигантских бабочек, как те рабочие, что извлекали капсулу из-под развалин. Идиоты. Орангутанги. Куда скатился мир за какую-то неполную тысячу лет?! Впрочем, интересные экземпляры тоже попадаются. Взять того же герра доктора. Или фон Шлоссенберга с фон Шеффером. Первый из них варвар, конечно, и вивисектор, но гений, а второй просто нейропрограммист. Нейропрограммисты были элитой даже во времена полковника, а сей час они и вовсе как бриллианты среди протоплазмы.
Солнце село, крусник ощущал, как медленно остывают каменные плиты. Если смотреть на них внутренним «тепловизором», они светятся ярко, словно световые панели.
Потом совсем стемнело, проснулся лес под холмом, в городе невнятно кричали. Драка, что ли? Наконец по камням зацокали каблуки. Исаак. Крусник чуял его и легко отличал от других.
Скрипнули, поворачиваясь, петли «гроба».
- Добрый вечер, мой господин.
Каин нащупал пульт управления с его выпуклыми гелевыми клавишами.
«Привет. Я весь извёлся, в ожидании» - пробежало по табло капсулы.
- Я прошу прощения, что вынудил вас так долго ждать. Но информация того стоит.
«Я рад, что ты хоть что-то выяснил. Говори»
Исаак замолчал, потом что-то треснуло. Каин живо представил себе, как он чиркнул спичкой и прикурил.
«Не кури»
- Я познакомился с нейропрограммистом, мой господин.
Каин помолчал, переваривая информацию.
«Звучит так, словно это вовсе не фон Шеффер»
Исаак качнулся вперёд и Каин наконец сумел его увидеть.
- Его звали Радислав Ярив, человек, но с имперской территории. Кетуцара, то есть свободный, принадлежащий лишь самой Императрице.
«Звали?»
- Он умер два дня тому, но я сумел получить его дневник, вот он.
В поле зрения крусника возникла тетрадь, из которой беспорядочно торчали разновеликие бумажки.
«Дальше»
- Конюший Шульдих оказался на редкость несговорчивым. Да и рассказчик из него премерзкий. Но кое-что удалось выудить.
Исаак снова замолчал, словно собираясь с мыслями.
- Автор всех изобретений, в том числе и «Арфы» –именно Ярив, фон Шеффер просто присвоил их, подписав своим именем. Барон очень хотел прославиться и не жалел никого и ничего, даже своего сына. Именно с ним связана «Арфа».
«Оператор - ребёнок??? Невозможно!»
- Со всем уважением, мой господин, но вам ли не знать, как порой учёные обращаются с детьми, - Исаак поклонился, прижав руку с сигарилло к груди, И какие надежды на них возлагают.
«Я не об этической стороне, Исаак. Вряд ли детский мозг способен справиться с управлением «Арфой»
- Я надеюсь это узнать отсюда, - рука в перчатке приподняла тетрадь повыше, - И от самого мальчика. Шульдих уверял, что мальчишка колдун и может заставить кого угодно делать, что сам пожелает. Он это видел, и его жена, няня малолетнего уникума, тоже видела. Шёпотом, боясь, чтоб никто не услышал, она говорила о танцующих жабах в саду, о несчастной кошке, которая гонялась за своим хвостом до изнеможения. К людям свое мастерство мальчик применять боялся. Однажды, правда, рискнул применить к слуге, который мыл пол, заставив его ноги постоянно разъезжаться. Но после серьёзной беседы с матерью больше так не делал. Шульдих уверен, что в мальчика вселяется Дьявол. Обычно он мягкий, милый, некапризный и послушный малыш. И вдруг – такие странные действия. Молочница видела, как менялось его лицо во время экспериментов.
«И как оно менялось? Боль? Страх? Стыд? Или экстаз?»
- Понятия не имею, мой господин. И не берусь истолковать слова «в нём проявлялись черты Врага Человеческого»
«Ясно. Как мне надоело это тёмное невежество! Что же заставило крестьян взяться за вилы?»
-. Стали пропадать люди. Сперва сын сапожника, Ульрих. Он часто конфликтовал с баронетом, обзывая его то лягушкой, то овцой. Потом какой-то пришлый мальчишка. Цыганчонок. Странно, что цыгане даже не попытались его искать, а просто снялись всем табором и ушли. Потом стали пропадать бродяги. Их, конечно, никто не искал, кому они нужны? А вот Ульриха искали…
Исаак выдохнул дым. Ночное зрение крусника делало его лицо серым, а тлеющий кончик курительной палочки - яркой сверхновой.
«Нашли?»
- Да, мой господин. Нашли в лесу, живого, но помешавшегося. Врач диагностировал «мозговую горячку» - в бесцветном голосе «герра доктора» скользнули нотки презрения к некомпетентному коллеге, - Шульдих клялся, что мальчишка рассказывал кошмары похлеще ужасов Преисподней и Страшного Суда. Его жена несколько дней не ходила на работу – боялась. Она сразу поверила в рассказ сумасшедшего. К ней явилась сама баронесса – убедить вернуться. Убедила. Няня пошла всё же – и больше не вернулась. Перепуганному мужу сказали, что она здесь больше не работает.

Вопрос: Понравилось?
1. Да!  7  (100%)
Всего: 7

@темы: фанфики, Орден, Каин, Исаак, Законченные работы, Дитрих, Devona_Shade

Комментарии
2015-06-02 в 23:07 

Artemis Agrotera
А Дитрих всегда был неадекватен (с)
Я уже говорил, что мне понравился. Но повторюсь.

2015-06-02 в 23:20 

Devona_Shade
Усталые тараканы говорили: "Угомонись, вспомни, сколько тебе лет!". А шило в попе отвечало: "Нафига-а! Жизнь только начинается"
Artemis Agrotera, спасибо)

2015-06-02 в 23:23 

Artemis Agrotera
А Дитрих всегда был неадекватен (с)
Было бы за что!

   

TB-fanfiction&fanart

главная